Тлеющий конфликт


2007 год ознаменовался новым для России явлением – острой эскалацией трудовых конфликтов в крупных промышленных компаниях и резким ростом забастовочного движения. В 10 крупных забастовках приняло участие свыше 7 тыс. человек. Учитывая, что в 2006 году бастовало чуть более тысячи человек, а также тот факт, что в нашей посткоммунистической стране не было ни забастовочного опыта, ни установок на борьбу с администрацией в менталитете граждан, это явление действительно можно назвать новым и очень серьезным. Эксперты прогнозируют, что в 2008 году в забастовках примут участие уже десятки тысяч человек. Конфликты в социальных системах бизнеса представляют серьезную угрозу для развития и благополучия российских и иностранных компаний. Риски трудовых конфликтов в производственных социальных системах – область малоисследованная. Эти риски чрезвычайно опасны и сильно недооценены. В качестве аналогии можно привести возгорание торфяников.

Внешнее отсутствие огня, когда на поверхности земли заметны лишь струйки дыма, грозит в любой момент обернуться масштабным пожаром или опасными провалами почвы. Говоря о рисках трудовых конфликтов в социальных системах бизнеса, можно наблюдать подобные «торфяники», которые тлеют уже на многих российских предприятиях. В большинстве случаев ситуация еще не вышла из-под контроля руководства, но чем позднее это случится, тем больший кумулятивный заряд будет накоплен и тем сильнее разгорится «пожар». Одним из примеров социального конфликта стала ситуация на российском заводе «Форд» – первом западном производителе, развернувшем в России массовое производство современной автомобильной продукции. На заводе компании во Всеволожске Ленинградской области произошло одно из самых острых и незатихающих трудовых столкновений между администрацией и рабочими. С началом бессрочной забастовки рабочих завода, продлившейся почти месяц – с 20 ноября до середины декабря, – конфликтная ситуация обострилась еще больше. К настоящему времени российскому заводу «Форд» уже причинен немалый ущерб: • выпуск меньшего по сравнению с запланированным количества автомобилей привел к тому, что многие очередники не получили в срок свои машины. Часть из них под влиянием информации о конфликте приобрела автомобили других производителей, конкурентов «Форда»;

• в ходе противостояния с администрацией рабочие объявили о возможности выпуска заводом бракованных автомобилей, собранных в период забастовки, хотя существующая на заводе система контроля качества гарантирует клиентам бездефектность продукции;

• под сомнение поставлены объявленные корпорацией темпы развития производства в России. Ранее, в марте 2007 года, президент компании «Форд. Россия» Хенрик Хензен сообщил журналистам, что «Форд Мотор Компани» в ближайшие три года планирует запустить в России семь новых автопроизводств. По его словам, после 2010 года планируется выпуск более 1 млн автомобилей ежегодно.

Все это нанесло удар по репутации компании. Отчасти это играет на руку конкурентам – иностранным компаниям, открывающим заводы в России. Ведь учитывая опыт «Форд», эти компании могут снизить собственные риски возникновения тяжелых трудовых конфликтов. Для этого им необходимо отрегулировать социальную систему своего бизнеса, настроив ее на развитие социального партнерства. Правда, это потребует готовности владельцев компании, менеджеров и рабочих идти навстречу друг другу и находить компромиссы. В ситуации с «Фордом» вызывает удивление неясная позиция владельцев компании, не успевающих или не желающих реагировать на очевидные реалии. Администрация завода во главе с его директором Тео Штрайтом систематически запаздывает с адекватной реакцией на требования рабочих. Возникает впечатление, что руководство торгуется с ними за размер прибавки к зарплате.

В социальных системах существуют методы согласования интересов. Они предполагают, что стороны предоставляют друг другу и получают всю необходимую информацию. Но администрация завода, судя по всему, не готова идти на откровенное и прямое обсуждение ситуации, а владельцы не желают делиться с рабочими информацией или частью полученной прибыли. А может, и делиться особо нечем? Трудно об этом судить в условиях информационной закрытости.

Сегодня российскому риск-менеджменту необходимо осваивать сложный и опасный сегмент управления рисками трудовых конфликтов в социальных системах бизнеса, поэтому активное обсуждение и исследование существующих проблем является крайне актуальным.

Автор Admin 03 дек., 2009